Проект «Библиотечные посиделки»: «Красивые судьбы моих односельчан»

 

Да, богатое наше село Макарово. Нет, у нас нет каких-то месторождений или залежей природных ресурсов. Богато оно людьми с красивой душой, чистыми помыслами и делами. Вот сегодня и пойдет разговор об одной семье, которая живет в нашем селе с давних времен.  В  1925 году в семье Марии Васильевны (в девичестве Головастовой) и Дмитрия Петровича Тройновых родилась прекрасная дочка Настенька.

 

А.Д.Тройнова

Вот, что рассказывает Анастасия Дмитриевна: «Давно, много лет до моего рождения, привез помещик в деревню Аксинино, что за Боковым, девушку — он ее купил. Это была моя прабабка. Она в то время была крепостной. Вот и вышла она замуж за этого помещика, Мирона. А с этого все и началось — может оно и раньше, но эти рассказы я помню, как сейчас. Родилась у них Ефросинья. Подрастала, и радовала родителей своим характером. Веселая, голос красивый. Бывало, выпускает корову с утра и поет на всю деревню. Семья моего отца совсем небогатая. В обыкновенном деревянном доме в деревне Макарово, кроме отца, было еще двое сыновей — Федор и Иван. Старшой-то был Иван. А Федор, он с 1878 года. Отец же мой родился в 1900 году, простой крестьянин. Был неграмотный, расписывался, когда просили (а он возил дрова на лошади на Морозовскую фабрику)- галочку ставил. Трое сыновей — отцу – то какая радость! Только судьба их сложилась по-разному: Иван погиб в революцию в Питере. Федор жил у нас в селе. Обзавелся женой и двумя дочерьми. Одна из них, Клавдия, 1916 года рождения, была на Финской войне. Боевая девушка. Когда началась война с фашистами, в 1941 году, она не стала дожидаться повестку, одела военную форму, села в автобус и уехала на передовую. Погибла наша Клавуня под Вязьмой. Любили ее, называли ласково «наша нянечка». А уж когда в автобус садилась, перед отъездом, так и наказывала мне: « Настя, не оставляй бабушку и отца моего Федора. Ухаживай за ними». Не оставили. Ухаживали за дядей Федором 7 лет. Он был уже слепым. А после смерти бабушки Ефросиньи прожил совсем немного. Умер по старости в 1971году. Про отца-то и маму расскажу немного. Жили родители дружно. Мама была родом из зажиточной семьи Головастовых. Правда, раньше, до раскулачивания их фамилия была Глуховы. Жили они в каменном большом доме номер сорок девять, который сохранился и до сих пор. Этот дом (ему без малого сто лет) строили дедушка Василий Яковлевич и его жена Дарья Ивановна. Построили дом без фундамента. Кирпич на него дед возил из Москвы на лошадях. В доме было два ткацких станка. А на задворках — целая фабрика — четыре станка — до раскулачивания. (Крепкое хозяйство: корова, лошадь, станки — вот из-за чего пострадал мой дед). На станках дед вырабатывал шелк. Товар сдавал хозяину в Москву. Дед у нас был, как фабрикант. Свезет ткани хозяину, а обратно – кирпич везет. В семье Василия и Дарьи было тринадцать детей. Шестеро заболели тифом и умерли. Среди живых осталась и мама. Своих родителей называла только «маменька», «тятенька». Она грамотная, закончила четыре класса, любила читать библии, церковные книги, ходила в библиотеку, выписывала газеты и журналы на дом. Нрав крутой, «горячая», две недели могла не разговаривать, если поругается. Помню такой эпизод: топится печь, все дрова уж прогорели, а мама все читает, не отрываясь. Заходит отец и видит эту картину. Он громко высказал свое недовольство, которое маме не понравилось. А она спокойно ему ответила, что нужно читать, а не быть неучем. Отец работал на лесопильном заводе десятником. Нужно было вести учет, он и учитывал, ставя точки, а мама потом все подсчитывала. Хоть мамины родители жили богато, наша же семья жила скромно, бедно, но нас не обижали. А чего обижать-то, нас было четверо детей: я, Клавдия, Леонид и Любовь. Хлеб, картошка, молоко, яйца в доме были. Да и дед, бывало, насушит лебеды, испечет лепешку, да и нам принесет. Сестра моя Клавдия работала на химическом заводе в Электростали. Тогда он назывался 3, 9, 5. С этой работы она убежала. Ей дали повестку на передовую, где она носила еду в окопы, почту. Я же сама рано повзрослела. Мне было 16 лет когда началась война. Дали повестку и забрали меня на трудовой фронт. Год работала во Фрязево, пилила лес. Поселили на квартире, но хозяйка была неприветливая, и не разрешала проходить дальше порога. Негде было помыться, до леса ходить нужно было три километра болотом. А мы молоденькие девчушки — Настя Хромая, Тоня Варламова и я. Тяжело было, но все пришлось преодолеть. Приехала домой, пожила месяц, опять пришла повестка. Теперь уж на торфоразработки, возле Ногинска (Глухово). Носили торф ведрами, высушивали, складывали в скирду. Поработала, отпустили домой. Одна знакомая работала в госпитале (раньше там была школа возле трамвайной линии) в Глухово. По ее рекомендации меня взяли в госпиталь. Работаю. Глуховские девчата все боевые, ох, как гоняли меня. Проработала я там три, четыре месяца — очень тяжело: раненых очень много, чай носили в больших обливных ведрах, бинты сворачивали для стерилизации. Работы невпроворот. Ушла я оттуда. Получила расчет: полбуханки хлеба, и пешком пошла домой. Там сидеть не будешь. Стала я работать в колхозе учетчицей. Потом, попозже, работала в ГОРФО, тогда финотдел. Всюду поработала, всего хлебнула.

Scan.tifпрек

Но, жизнь идет, и складывается не так, как хочется. Теперь про личное. Женихов – то много было, любила одного, а замуж вышла за другого. Солдатом он служил здесь. А нашли его мне и сосватали отец мой и мама. Не ослушалась их, и прожили мы с 1951 года по 1991год, сорок годочков. Ничего не скажу — жили дружно, уважительно относились друг к другу. Троих сыновей родили и вырастили. И не каких – либо, а богатырей, защитников. Да, сыновья — наша гордость! Но муж умер в 1991году. Вот немножко расскажу про нашу совместную жизнь. В 1953 году родился первенец — Женя. А в 1955 – двойняшки Боря и Володя. Отдали нам деревянное здание в старой школе, там мы и жили. Холодно, сыро, крыша текла. Я сильно заболела. Дети маленькие, а я лежу больная. Переживаю, как они без меня. Лечила меня Галина Александровна Шигина. Она и добилась, чтобы привезли сюда, в деревню Ивановское, хирурга. Приехал, сделали мне операцию. С детьми сидели соседи. Мне было очень плохо, и забрали меня в Ногинск. Пришлось Борю, трехмесячного, отвезти в Украину, к свекрови, а Вову взяла мама. Прошло три года, я поправилась. Борю и Вову забрали домой. Подрастали наши ребятки, пошли в школу.На собрания родительские ходил Александр Порфирьевич. Как похвалят наших ребят — уж очень радовался да гордился их успехами. Школу закончили, и Боря с Женей поступили в авиационный техникум в Москву. Тут и армия подоспела — служить нужно. Отслужили в Подольске. Боря стал готовиться поступать в Латвию в высшее военное инженерное училище. На месяц давала им по десять рублей, да за квартиру – двадцать. Денег особо не было. Пришлось продать теленка, чтобы доучить детей. Оба — и Боря, и Женя закончили с красным дипломом. Да и Володя не подкачал — тоже принес красный диплом, закончив ремесленное училище. Судьбы детей сложились по-разному. Борис два года был в Афгане. Летал на вертолете, помогал товарищам, попавшим в беду. Однажды он получил задание – отремонтировать сбитый вертолет и доставить на базу. Ремонтировал в окопе, а пули свистели над головой. Но задание выполнил с честью — доставил и летчика, и вертолет на полигон. Получил орден Красной Звезды, две медали «За боевые заслуги». Женя у нас за отца. Приехав домой, всегда спрашивает, интересуется, заботится обо всех. В общем, дети наши — гордость наша! Оба — полковники в отставке, но и сейчас работают.

P1220094

Подруга моя верная и давняя — Нина Александровна Строгонова. С ней мы дружим давно. Дружила я и с Александром Павловичем Мельниковым (нашим местным краеведом). По материнской линии он мне доводится братом двоюродным. Был он депутатом, председателем сельсовета, очень интересный, много помогал жителям села (с газом помог). Ну, вот такая моя жизнь — удавшаяся, счастливая. В 2015 году мне исполнится девяносто лет. Дети и внуки меня любят и чтут. Приезжают и звонят постоянно.

Автор статьи: Т.З. Напылова.

Tags: , ,