Home » Новости » Манелис Георгий Борисович — ученый-химик, член-корреспондент Российской Академии наук

Манелис Георгий Борисович — ученый-химик, член-корреспондент Российской Академии наук

Георгий Борисович Манелис (24.09.1930-02.03.2015) родился в Ташкенте. Учёный-химик, член-корреспондент Российской Академии наук. В 1953 году окончил Среднеазиатский государственный университет. С 1953 г. работал в Институте химической физики Академии наук СССР (Институте проблем химической физики РАН). В 1964—2004 гг. — заведующий кафедрой физики горения и взрыва МФТИ. Академик РАЕН (1993); действительный член Американского института астронавтики и аэронавтики. Дважды лауреат Государственной премии СССР (1976, 1986), награждён орденами Трудового Красного Знамени и «Знак Почёта», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (1999).. Золотая медаль имени Н.Н. Семенова за основополагающие работы по макрокинетике реакций в твердой фазе (2011).

Фамильная марка, или Семейное древо Манелисов

По материалам М.С. Дроздова

Г.Б. Манелис с женой Н.П. Коноваловой

Рассказ наш составлен из двух частей — совсем разных по задумке и одновременно крепко связанных. Связанных семейными, как говорится, узами (в лучшем смысле этого слова). Почти 58 лет этой крепкой, дружной семье, отмечающей ныне один юбилей за другим. Нине Петровне и Георгию Борисовичу этим летом-осенью исполнилось по 80. С чем их поздравляют многочисленные знакомые, коллеги, друзья. Поздравляем, сердечно поздравляем и мы!

И он, и она в строю, т.е. по-прежнему в науке. Члена-корреспондента РАН Георгия Борисовича Манелиса проще всего застать сейчас в его кабинете в Корпусе общего назначения ИПХФ, Нину Петровну Коновалову — в ее лаборатории в корпусе «химбио» того же института. Там я их и нашел…  

Не соглашались они, отказывались — от интервью, от публикации. Как вышли из положения с Георгием Борисовичем, читатель поймет позже. А с женой… Г.Н. Богданову, бывшему начальнику этого самого «химбио», пришлось употребить все свое дипломатическое искусство, чтобы разговорить Нину Петровну. И мы все же разговорились… Она — доктор наук, заведующая лабораторией, много сделавшая для отечественной физико-химической онкологии. При ее активнейшем участии, например, разработаны количественные кинетические критерии оценки эффективности противоопухолевых воздействий. Звучит сложно, а очень-очень нужно людям.

Она нечасто попадала в полосу интересов СМИ, ищущих, как правило, сенсацию, а не многолетний, напряженный труд-исследование, сложные и не самые привлекательные по процедуре испытания. Но говорим мы сегодня с Ниной Петровной о другом — об истории семьи Манелиса-Коноваловой, хоть на науку и сбиваемся то и дело…

Ташкент, юность, Манелис

И он, и она — единственные дети у своих родителей. Я когда-то рассказывал о семье Г.Б. Манелиса: мать — депутат Верховного Совета Узбекистана и член Президиума, отец — профессор. Родители Н.П. Коноваловой — оба экономисты по образованию. Мать Мария Федоровна — кандидат экономических наук — работала в Академии наук Узбекистана (жила потом, умерла и похоронена у нас), отец преподавал в местной ВПШ. Город был в основном русским, университет помещался в бывшей гимназии, которой одно время заведовал отец Керенского. Нина Петровна говорит, что Ташкент очень колоритно описан у Дины Рубиной («На солнечной стороне улицы»): читаешь — все как бы видишь заново, хватает за душу.

Оказывается, Нина и Жора жили на одной улице, только на разных концах ее. Учились они в разных школах, расположенных, однако, рядом. Сначала те были общими, потом стали раздельными, мужской и женской, но на свои вечера одна школа приглашала другую и все друг друга знали. И они знакомы с ученических лет…

В старших классах ее уже влекла биология. Хотела на биофак поступать, но родственница отговорила: «Прозябать будешь учителем биологии, иди к нам в мед, у нас все есть». Действительно, в медицинском было все: современное, по тем годам, оборудование, хорошие профессора. Здесь и училась Нина, стала окулистом. Но прежде, на 5-м курсе, они с Жорой поженились. Это была победа, удача и выбор судьбы: Жора был «первый парень на деревне», т.е. в университете, не только на химфаке. Она и сейчас считает, что в жизни ее было несколько таких подарков судьбы. Первый — этот: Георгий Манелис.

ИХФ, Эмануэль, кинетика

Поженились они 5 января 1953 года, не так долго им до «бриллиантовой» (алмаз — самый твердый из камней, и намек тут ясен) свадьбы осталось. Через полгода Жора укатил в Химфизику, поступил в аспирантуру, а Нина еще доучивалась год, потом тоже приехала в Москву. Снимали комнату в деревянном домике на Воробьевском шоссе, потом жили в тогдашнем Кунцевском районе, в Сетуни. В 55-м родилась дочь Наташа…

Молодой врач Нина Петровна работала по специальности в Кунцеве, а в конце 58-го года перешла в ИХФ, к Н.М. Эмануэлю. И вот это, считает она, — вторая большая удача в ее жизни. Николай Маркович, еще не академик, но уже лауреат Ленинской премии, именно в это время начинает свои работы по кинетике опухолей. Вместе с Л.М. Дроновой Нина Петровна изучает кинетику развития лейкемии, при этом дополнительно учится, становится специалистом по гематологии, получает свидетельство. Делает уколы мышам, берет мазки, сидит за микроскопом, считая пораженные клетки. Вечером забегает Эмануэль, он в восторге, когда точки ложатся на предсказанные им кривые: и тут разветвленные цепные реакции!

Первая их лаборатория находилась… в церкви! Да, в Колобовском переулке, почти напротив МУРа, в бывшем Знаменском храме, почему и переулок до революции назывался Знаменским. Там и был первый виварий (мышатник) Химфизики. Мышей держали, за неимением специальных клеток, в стеклянных пяти- и десятилитровых банках. В том же храме располагалась и лаборатория П.Ю. Бутягина. Сейчас церковь снова действующая, окормляет ГУВД Москвы, при ней работает краеведческое общество во главе с известным москвоведом В.Ф. Козловым. Но это мы отвлеклись.

В эти ранние годы Нина Петровна, по ее словам, проходит школу Эмануэля. Благодаря чему через несколько лет защищает кандидатскую, а потом и докторскую диссертации. 

ФИХФ-ОИХФ-ИПХФ

В 1960-м в Черноголовке сдали первый лабораторный корпус, известный ныне как корпус Манелиса, и он, Георгий Борисович Манелис, должен был как заведующий лабораторией работать там. Ей тогда не хотелось ехать «в эту глушь». «Куда ты меня тянешь?» — говорила она мужу. Тем не менее они переехали. Магазина здесь толком не было, в кино ходили к солдатам, и до 62-го года она, как и многие тогда, еще ездила работать в Москву. Возвращалась с полными сумками продуктов. Но потом наладилось, появился Дом ученых, муж стал председателем его Правления. Первый этот очаг культуры многое дал обитателям будущего наукограда. До сих пор у нее, например, живы впечатления от выступлений Башмета, Реентовича, а еще раньше — от спектакля «Двое на качелях».

Для нее очень важным был 62-й год: дочь пошла в первый класс первой нашей средней школы, сама Нина Петровна стала работать в ФИХФ, где каменный сарай на 1-й площадке превратили в виварий. В 62-м появился Г.Н. Богданов, он и стал первым научным сотрудником в группе экспериментальной онкологи, или просто в группе Коноваловой, а вообще первые ее помощницы здесь в Черноголовке были Л.С. Васильева и Л.П. Сурина…

Поначалу занимались только кровью, позже получали много других штаммов опухолей, работали со всеми. 38 лет назад она стала завлабом. Эмануэль бывал у них еженедельно, всем живо интересовался. У Нины Петровны хранится его «Черноголовский дневник» — тетрадь рабочих записей, по сути — музейный экспонат. Когда-то еще Тимофеев-Ресовский сказал, что свободные радикалы убивают живой организм. Эмануэль выдвинул гипотезу о роли радикалов в онкологических процессах. И в целом она подтвердилась, но всяческих сложностей еще хватает. Не было бы их, загадок, давно лечили бы людей, а то и не давали заболеть, а пока… А пока сражаются за каждое лекарство, за каждый эффективный шаг в этой буквально смертельной борьбе. Они сделали лечебное вещество дибунол, в 1981 году получили за него Премию Совета Министров СССР…

Я не хотел, чтобы разговор наш переходил на узкоспециальные темы, но как же, беседуя с активно действующей заведующей Лабораторией экспериментальной химиотерапии, не коснуться этого?! Исследуют, испытывают энергично до сих пор, продолжая поиск новых, эффективных противоопухолевых препаратов. Мышей, на которых все и пробуют, растят сами, поскольку покупать сейчас слишком дорого, все круто дорожает, мышки — тоже… Новые вещества, все более и более сложные, «варят» в своих колбах наши высококвалифицированные химики-синтетики — лаборатория Б.С. Федорова, группа В.Д. Сеня, И.В. Выстороп, А.Г. Корепин, П.А. Трошин. С испытаниями теперь свои трудности. Синтезировали они такой препарат рубоксил, отлично себя показавший в первых двух фазах клинических испытаний, а до третьей фазы так дело и не дошло — требуются очень большие деньги.

Ну, не будем расстраивать читателя и сами расстраиваться. Нина Петровна и ее сотрудники работают несмотря ни на что. Г.Н. Богданов принес, как раз к случаю, поздравительный текст, который я не могу не процитировать, хотя бы частично: «Для всех нас Нина Петровна была и остается ярким примером самоотверженного отношения к делу, образцом непримиримой принципиальности и вместе с тем мудрой готовности искать и находить оптимальные решения сложных служебных и житейских коллизий». Такая Н.П. Коновалова и есть. Если совсем по-простому — мудрая. Но вернемся к семье. 

Семья, внуки, правнуки

Вот с курением она Георгия Борисовича не победила. А так жили дружно. Дочку растили. На родительские собрания ходила она, конечно. Наташа училась хорошо, окончила школу, затем психфак МГУ, стала со временем известным психологом, точнее — нейропсихологом, кандидатом наук. Я сам телевизор не смотрю, а вот Д.Б. Лемперт смотрит, смотрел, вернее, и с удовольствием, но не все, а цикл передач, который вела Наталья Манелис, по этой самой психологии, прежде всего детской. Совсем уж узкая ее специализация — тяжелая болезнь под названием «аутизм», когда дети замыкаются в себе. Она ищет и успешно находит способы «размыкания», заодно и книжки-пособия для детей пишет. Муж ее — нейрохирург, доктор медицинских наук Армен Григорьевич Меликян, в своей области тоже человек известный. И не просто известный, а известнейший, многие на него молятся, он спасает детей от страшных болезней, заведует детским отделением в НИИ им. Бурденко. Еще он прекрасно жарит шашлыки. Георгий же Борисович, заметить надо, в случаях семейных праздников не отстает от зятя, вспоминает юность среднеазиатскую и поражает всех пловом собственного изготовления и совсем уж редким для нас блюдом — шурпой. А еще знающие люди вспоминают вкуснейшие пирожки, что пекла мать Нины Петровны и что печет она сама…

Так что поварская традиция существует в семье. И медицинская, конечно. А отчасти и юридическая (напомню, что отец Г.Б. был юристом). Что я имею в виду? А то, что и о внуке с внучкой, конечно, речь у нас с Ниной Петровной зашла. Внучка Маша окончила, как и бабушка, медицинский институт, сейчас оканчивает его аспирантуру, она — детский эндокринолог. А внук Гриша — вот он пошел по юридической части, работает на фирме, свободно владеет двумя иностранными языками, это сейчас, сами понимаете, как важно. Двое правнучек у наших профессоров… Хорошая, крепкая семья Манелисов. Нина Петровна говорит: каждый вечер перезваниваемся с дочкой, все обсуждаем… Они действительно все близки. Это, наверное, и есть третий подарок Судьбы — им обоим…

Так мы побеседовали с Ниной Петровной. А как быть со вторым юбиляром в семье, с профессором, членкором, почетным гражданином, дважды лауреатом Госпремии и пр., и пр. — Георгием Борисовичем Манелисом? И тут мы с заведующим отделом горения ИПХФ В.Г. Штейнбергом придумали «хитрый» ход: ни я, ни он не будем рассказывать — расскажут окружающие (много лет!) Г.Б. Манелиса люди.

Г.М. Назин, сотрудник лаборатории Манелиса с 1957 г. :

— В 1956 г. Ф.И. Дубовицкий принял на работу несколько молодых сотрудников и поручил им заниматься исследованием термического разложения взрывчатых веществ. Работа шла келейно. Не было никаких семинаров и обсуждения общих задач и программ. Ф.И. «утешал»: «К вам скоро придет новый научный руководитель, тогда все изменится. Сейчас он заканчивает аспирантуру, а когда защитится, будет работать у нас». Речь шла о Г.Б. Манелисе, личность которого была хорошо известна, по крайней мере, тем, кто ходил обедать в институтскую столовую: столик, за которым сидел Манелис, был самым шумным. В день защиты мы пришли поболеть за будущего начальника. К концу заседания, когда дали слово всем желающим высказаться, кроме хвалебных речей зазвучали нотки сожаления и зависти. Сожалели о том, что такой способный ученый, как Манелис, не может остаться работать в старой химкинетике, и завидовали Ф.И. Дубовицкому, которому он «достался». Искренность этих чувств подтвердилась очень быстро. С приходом Г.Б. жизнь в лаборатории круто изменилась. Каждый из нас получил масштабную тему, постоянное внимание, обсуждение и контроль. Манелис заботился не только о выполнении работы, но и о самих исполнителях. Постепенно все поняли, что, работая рядом с Г.Б., можно стать «обеспеченным» человеком: он обеспечивал сотрудника перспективной тематикой, идеями, консультациями, контактами с сотрудниками других институтов, приборами, дипломниками, аспирантами и молодыми кадрами. В годы перестройки, когда остро встал вопрос просто о материальном обеспечении сотрудников, Г.Б., используя свой международный авторитет, заключил несколько договоров с фирмами США, а затем с необыкновенным размахом использовал возможности работы по проектам МНТЦ. Финансовую поддержку получили практически все, кто работал раньше по спецтематике (для чего и был создан МНТЦ), а также многие из тех, кто работал рядом с ними. С годами душевные качества Г.Б. Манелиса не изменились, а творческая активность только возросла, поэтому нынешним молодым достается от щедрой души Георгия Борисовича еще больше, чем полвека назад.

В.А. Струнин, сотрудник лаборатории Манелиса с 1957 г. :

— Пришел Манелис, новоиспеченный кандидат наук, взял меня как кинетика к себе и сразу же поставил передо мной (и другими ребятами — Назиным, Смирновым, Рубцовым) фундаментальные кинетические задачи. Г.Б. тогда не очень давил на нас своей эрудицией, давал самостоятельно действовать, но умело и квалифицированно подправлял… Потом вдруг он перевел меня с кинетики разложения тетрила (для нас это была хорошая школа и в экспериментальном плане, и в плане теоретического осмысления результатов) на горение. И это было правильно, т.к. соединение химической кинетики в конденсированной фазе с процессом горения оказалось интересным, новым и актуальным направлением.

О семье Манелиса. Это на редкость удачная семейная пара, в которой эмоциональный и горячий холерик ГБ и рассудительная, спокойная, благожелательная и очаровательная Нина Петровна гармонично дополняют и обогащают друг друга. В этой семье всегда стараются высоко держать фамильную марку. Их дочь Наташу я близко узнал с помощью телевизора. На каком-то канале шла передача о нянях, и в качестве одной из нянь-воспитательниц в ней участвовала Наташа Манелис. Роль в этой передаче была очень трудной. И вот я вижу, как Наташа заходит в дом и начинает умело и тактично укрощать избалованных родителями, чуть ли не хулиганствующих, детей…

А закончить эту подборку хотелось бы поэтическим обращением бывшего заведующего Лабораторией физико-химии гидридов (в комплексе лабораторий Манелиса) c 1960 г. д.х.н. Гелия Николаевича Нечипоренко.

 Порой в науке очень сложно
 Понять, что истинно, что ложно.
 Иной талант и даже гений
 Теряет сон в плену сомнений,
 Стремясь усердно и упорно
 Проникнуть в суть того, что спорно.
 Тебе немало с первых дней
 Всего отпущено от Бога,
 Ты эрудит и корифей,
 Каких сейчас не так уж много.
 К идеям новым очень строг,
 Но все ж не враг для смелой мысли,
 И в сложной области своей
 Авторитет (в хорошем смысле).
 В научных спорах ты гроза
 Для верхоглядов, дилетантов.
 Ты не обычный юбиляр,
 А сплав достоинств
 и талантов! 
 

Источник: Дроздов, Михаил Сергеевич Фамильная марка, или Семейное древо Манелисов: Текст [электронный ресурс] // Богородск-Ногинск. Богородское   краеведение, 2016. – Точка доступа:  https://www.bogorodsk-noginsk.ru/chg/familnaja-marka-ili-semeinoe-drevo-manelisov.html. - ( Дата обращения: 27.04.2021) 

С памятью о Г.Б. Манелисе   

В 2017 году был учрежден памятный знак «За вклад в развитие Дома ученых НЦЧ РАН» имени Георгия Борисовича Манелиса — известного учёного-химика, члена-корреспондента Российской академии наук, первого председателя Правления Дома ученых, на протяжении 47 лет. Сигнальный экземпляр награды было вручен Валентине Георгиевне Черноземовой, возглавлявшей Дом ученых на протяжении 46 лет.

Три мемориальные доски открыли ученым Черноголовки

В Институте проблем химической физики РАН 31 марта состоялось торжественное открытие мемориальных досок выдающимся ученым в области химической физики: члену-корреспонденту РАН Г.Б. Манелису, докторам физико-математических наук Л.Н. Стесику и А.Н. Дремину. Г.Б. Манелис, Л.Н. Стесик, А.Н. Дремин — первые завлабы в истории научной Черноголовки и первые завлабы Института химической физики.

Корпуса, где они работали, с дней постройки и по сей день называют не по номерам, а по именам ученых: «корпус Манелиса» (¹ 1/5), «корпус Стесика» (¹ 1/6) и «корпус Дремина» (¹ 1/4). В прошлую пятницу здесь появились небольшие изящные плиты с простым текстом и изображением ученых в момент их напряженной работы.
В церемонии открытия, помимо научных сотрудников Института, дирекции и профкома, принимали участие родственники: дочь Георгия Борисовича Манелиса — Наташа, сын Анатолия Николаевича Дремина — Алексей, сын Григорий и внучка Льва Николаевича Стесика. Нина ВОЛКОВА, старший научный сотрудник, кандидат химических наук: — Авторами проектов были ученые — сотрудники Института. Мы вместе выбирали наиболее удачные и любимые нами фотографии, редактировали их, обсуждали текст. О материальных проблемах даже не думали, так как не сомневались, что их и не существует. И профком, и дирекция были готовы помочь, но помощь не понадобилась – памятники сделаны на народные деньги, всем хотелось поучаствовать в этом замечательном деле! Этим ученым, нашим руководителям, мы обязаны тем, что занимаемся интереснейшим делом, а нашими результатами можем гордиться!

Директор ИПХФ РАН, вице-президент РАН академик С.М. Алдошин подробно, с новыми деталями, рассказал о жизни каждого ученого, напомнил об их вкладе в науку, в том числе и А.Г. Мержанова, мемориальную доску которому также планируется установить в Институте. С искренними добрыми словами выступили сотрудники, присутствовавшие гости. Отмечали не только значимость научной работы Г.Б. Манелиса, Л.Н. Стесика, А.Н. Дремина, А.Г. Мержанова, их азартную увлеченность  химической физикой, но и высокую общечеловеческую культуру, неравнодушное отношение к судьбе  города. Образы этих выдающихся людей, воплощенные в камне, послужат поддержкой нынешнему поколению химфизиков Черноголовки и примером будущим исследователям.

Источник: Пылаева, Елена Владимировна Три мемориальные доски открыли ученым Черноголовки: Текст [электронный ресурс] // Черноголовская газета, 2017, 05.04. – Точка доступа: http://inchernogolovka.ru/novosti/nauka/tri-memorialnye-doski-otkryli-uchenym-chernogolovki. (Дата обращения: 27.04.21)

Вспоминая Г.Б. Манелиса

24 сентября 2020 г. исполнилось  90 лет со дня рождения известного химика, члена-корреспондента РАН, одного из первых завлабов Черноголовки и основателей Института проблем химической физики Георгия Борисовича Манелиса.  1 октября 2020 г. в честь памятной даты в ИПХФ РАН пройдет Ученый совет, а затем в Большой гостиной Дома ученых НЦЧ РАН состоится Вечер воспоминаний коллег, учеников и друзей ученого.

Уже пять лет с нами нет Г.Б.Манелиса — одного из первых завлабов филиала Института химической физики АН СССР (теперь ИПХФ РАН), доктора химических наук, профессора, советника РАН, члена-корреспондента РАН, дважды лауреата Государственной премии СССР, действительного члена Американского института астронавтики и аэронавтики, заместителя директора ИПХФ РАН, Председателя Правления Дома ученых Научного центра РАН в Черноголовке! Сегодня ему исполнилось бы 90!

Есть люди, которых не хватает, сколько бы лет не прошло с момента их ухода! Не хватает их энергии, острого ума, широты взглядов, чувства юмора…

Георгий Борисович Манелис был в числе первой четверки завлабов Филиала Института химической физики АН СССР (сейчас ИПХФ РАН), а, следовательно, и одним из отцов-основателей Научного центра в Черноголовке. Его Лаборатория физико-химии порохов  выделилась из лаборатории Федора Ивановича Дубовицкого в 1959 г. В это время ставились новые крупные научно-технические задачи по созданию технологии твердых ракетных топлив и зарядов больших размеров, достигающих по весу нескольких тонн. Главной задачей лаборатории Манелиса было развитие фундаментальных исследований, связанных с изучением кинетики и механизма термического разложения и взаимодействия компонентов новых топлив и готовых изделий. Для этого необходимо было, прежде всего, изучить особенности протекания реакций в твердой фазе, установить связь реакционной способности вещества не только с его химическим строением, но и с физической структурой, в том числе со структурой кристалла. Все это было сделано. В лаборатории была исследована связь кинетики химических реакций, протекающих при горении, с общими закономерностями процесса. Изучение роли химической кинетики в процессах горения оказалось интересным, новым и очень актуальным направлением.

Работы лаборатории Манелиса были теснейшим образом связаны со многими отраслевыми институтами оборонных министерств и специальных конструкторских бюро, что содействовало успешному решению важных задач развития ракетной техники.

Когда однажды его самого спросили, что важного из своих фундаментальных и прикладных исследований он бы выделил, он назвал следующее: «В фундаментальной науке — это кинетика твердофазных реакций, где удалось разобраться во многих случаях с механизмом распада, с химией горения. Исследован механизм горения взрывчатых веществ, порохов и ракетных топлив: установлена определяющая роль реакций в конденсированной фазе, процессов испарения и диспергирования, разработаны методы управления этими процессами и развита соответствующая теория (Г. Б. Манелис, А. Г. Мержанов, Б. В. Хайкин, В. А. Струнин). Развита теория и установлены общие закономерности фильтрационного горения гетерогенных систем (газ – твердое тело), изучены особенности сверхадиабатических разогревов, автолокализация при многостадийных реакциях, устойчивость плоского фронта (Г. Б. Манелис, А. Г. Мержанов, Е. В. Полианчик). В технической области — это, конечно, твердые топлива. Вместе с Тартаковским, многими еще учеными, инженерами, технологами мы опередили американцев. Советские ракеты при одном и том же весе летали дальше, а хранились лучше, надежнее, чем американские. И тут можно с гордостью за наших людей сказать, что так получилось потому, что у нас впереди шла наука, теория, а те, богатые, часто действовали методом «тыка». На самом деле даже перечислить все области, в которых работал Георгий Борисович, где он проявил свои научные пристрастия — невозможно, их «границы» простираются от ядерного магнитного резонанса до газодинамических лазеров, от компонентов ракетных топлив до механики полимеров, от кинетики популяций до процессов горения. Удивительным образом во всех этих направлениях он находил что-то новое, интересное, свое. А вот еще его показательная цитата: «1960–1970-е годы были, по-видимому, временем наибольшего развития науки у нас. И настроение было такое: Мы Все Можем! После Победы, восстановления разрушенного хозяйства, после бомбы, после Спутника мы брались за самые трудные задания. И вот это настроение, может, и осталось как самое яркое впечатление. Мое поколение, мальчишками пережившее войну и встретившее Победу, чувствовало себя тоже победителями. И настрой этот держался тогда долго».

Вспоминая Георгия Борисовича, нельзя не сказать о его вкладе в создание Дома ученых НЦЧ РАН. Правление Дома ученых – то есть «совет старейшин» — он возглавлял на протяжении 48 лет, до самой своей смерти! Ведь в первое время в Черноголовке из культурных учреждений был только солдатский клуб, куда ходили смотреть кино. Идея создания Дома ученых по типу Московского или Новосибирского принадлежала именно Георгию Борисовичу: «Вначале было принято самое простое решение — надо строить кинотеатр, который будет и кинотеатром, и клубом, и местом для лекций, семинаров и конференций. Но потом стало тесно и не всегда, уютно и хорошо работать в таком большом зале. Нужна была более интимная обстановка для камерных концертов, работы секций: шахматной, художников, театральной студии и т. д. И тогда опять же вместе с архитектором Б. П. Золотым мы нашли решение — строить отдельное здание (сейчас это Большая гостиная Дома ученых)».

Как неоднократно напоминал Георгий Борисович в своих публичных выступлениях, еще в начале 60-х годов Н.Н.Семенов много раз возвращался к идее создания в Черноголовке «русского Кембриджа», а Дом ученых был необходим для объединения научных сил Черноголовки, формирования сообщества ученых, для того, чтобы держать высокую планку профессионального искусства: «Мы нашли правильное решение, которое выдержало проверку временем. Дом ученых не должен быть очень закрытым, он должен работать со всеми жителями и коллективами, но и вместе с тем и ученые должны здесь иметь возможность работать, развлекаться и отдыхать. В новые времена было принято решение оставить работу Дома ученых вне политики — то есть приглашать политических деятелей всех на равных основаниях и никаким течениям не давать преимущества. И все это при том, что в составе правления Дома ученых были люди самых разных взглядов. Это сохранило коллектив, отношения, и мы чувствуем себя здесь как дома».

Георгий Борисович всегда настаивал на том, чтобы в Дом ученых приглашались артисты только самого высокого уровня, и давал конкретные советы. А в одном из интервью он признался, что на самом деле все «конкретные предложения» исходили от его жены, Нины Петровны Коноваловой.
Нина Петровна —  доктор биологических наук, заведующая лабораторией экспериментальной химиотерапии опухолей Института проблем химической физики РАН, занималась экспериментальной онкологией… Это был человек необыкновенного обаяния и высочайшей культуры. Очень любящий, заботливый, родной по духу… К сожалению, Нина Петровна ушла от нас в июле 2020 г.

Георгий Борисович работал до последних дней — дома, в больнице, полулежа, принимал сотрудников, руководил…. Он никому не отказывал. Были в этих встречах, дававшихся, конечно, с трудом, какая-то высшая мудрость и забота. Искренняя забота о будущем научного центра, Черноголовки.

Источник: Вспоминая Г.Б. Манелиса…: Текст [электронный ресурс] // Дом ученых Научного центра РАН в Черноголовке, 2020. – Точка доступа: https://duchg.ru/vspominaya-g-b-manelisa-24-oktyabrya-2020-g-profesoru-chlenu-korrespondentu-ran-ispolnilos-by-90-let. — (Дата обращения: 27.04.21)

Афиша

27.02.2024. «Революционер и педагог» — беседа к 155- летию со дня рождения Н.К. Крупской. Макаровская сельская библиотека.

28.02.2024. «Они защищали Отечество»- литературный марафон. Детский отдел. 15:00

29.02.2024. «Маленькие миры Эльзы Бесков»-арт-альбом к 150-летию Эльзы Бесков (онлайн). Детский отдел.

01.03.2024. «По следам разных зверей с Игорем Акимушкиным»-книжно-иллюстративная выставка к 95-летию И.И. Акимушкина. Детский отдел.

95 лет со дня рождения И.П. Токмаковой:
01.03.2024. «Пусть всегда будет книга»-выставка, беседа. Макаровская сельская библиотека.
03.03.2024. «Давайте поиграем!»-онлайн-игра. Детский отдел.

Студия «Художественное слово»

Занятия студии по понедельникам с 15:30

Курсы Компьютерной грамотности

Занятия проводятся по вторникам  с 11:00

Клуб «В кругу друзей»

Занятия клуба по вторникам с 19:00

Черноголовский историко-краеведческий клуб

Заседания один раз в месяц

Время работы

Библиотека обслуживает читателей:
Понедельник с 9:00 до 19:00, обед с 13:30 до 15:00;
Вторник с 9:00 до 19:00, обед с 13:30 до 15:00;
Среда с 9:00 до 19:00, обед с 13:30 до 15:00;
Пятница с 9:00 до 19:00, обед с 13:30 до 15:00;
Суббота с 12:00 до 18:00, без обеда
четверг, воскресенье — выходные дни
Последняя суббота месяца — санитарный день

Телефоны:
Директор 49-512;
Абонемент 2-22-89;
Детский отдел 2-56-21
Электронная почта: chrg_library@mosreg.ru

График работы Ботовской сельской библиотеки:
Вторник – с 11:30 до 19:00, обед с 14:30 до 15:00
Среда — с 11:30 до 19:00, обед с 14:30 до 15:00
Четверг — с 10:30 до 19:00, обед с 14:30 до 15:00
Пятница — с 11:30 до 19:00, обед с 14:30 до 15:00
Суббота — с 11:30 до 19:00, обед с 14:30 до 15:00
Воскресенье, понедельник – выходные дни
Последний четверг месяца — санитарный день

График работы Макаровской сельской библиотеки:
Вторник — с 11:00 до 19:00, обед с 14:00 до 15:00
Среда — с 11:00 до 19:00, обед с 14:00 до 15:00
Четверг — с 10:00 до 19:00, обед с 14:00 до 15:00
Пятница — с 11:00 до 19:00, обед с 14:00 до 15:00
Суббота — с 11:00 до 19:00, обед с 14:00 до 15:00
Воскресенье, понедельник – выходные дни
Последний четверг месяца — санитарный день

Календарь

Февраль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829  
Яндекс.Метрика