Home » Posts tagged 'городская черноголовская библиотека'

городская черноголовская библиотека

Художественное слово

3 октября — занятие студии «Художественное слово» (рук. Н.П. Лукашенко)

3 октября — занятие студии «Художественное слово» (рук. Н.П. Лукашенко)

Грамотеи

3 октября в городской библиотеке — занятие по русскому языку.

Ключ к информации

3 октября в Городской Черноголовской Библиотеке состоялся библиотечный урок «Ключ к информации». Воспитанники Монтессори-центра «Веточка» выполняли задания квеста, чтобы закрепить свои знания о буквах, временах года и проч.

Квест-игра, как правило, несёт в себе познавательный и обучающий характер, но поиск информации — сложное дело, поэтому очень важно учиться этому с самого раннего возраста, чем и занимались наши маленькие гости.

Сергей Есенин: «Я искал в этой женщине счастья…»

В тот момент, когда нарком просвещения Луначарский пригласил Айседору Дункан в Россию, она уже была известна во всем мире: танцевала в Париже, у нее была своя школа в Германии, ей поклонялись  Антуан Бурдель, Огюст Роден, Арнольд Роннебек, она позировала для Эдварда Мейбриджа. После неудачного брака родителей — отец ушел от них, оставив практически без средств к существованию, — она на стремилась к замужеству, но успела родить двоих детей. Они трагически погибли, и эта боль осталась с ней навсегда. Ее спасли только ученицы — ради них она смогла найти силы и жить дальше. 

Айседора Дункан и Сергей Есенин

И вот в 1921 Айседора приезжает в Москву, и не просто на гастроли, а с особой миссией — организовать школу танцев для детей. По плану обучаться там должны были дети из простых семей, и танцовщица видела в этом благое и нужное дело. В день прибытия к ней был приставлен журналист Илья Шнейдер, он помогал ей с организацией школы, а также записывал всё происходящее. Благодаря его заметкам мы можем восстановить многие события того времени, например знакомство с Сергеем Есениным:

«Немного позже мы с Якуловым подошли к Айседоре. Она полулежала на софе. Есенин стоял возле нее на коленях, она гладила его по волосам… Трудно было поверить, что это первая их встреча; казалось, они знают друг друга давным-давно, так непосредственно вели они себя в тот вечер.
Есенин, стоя на коленях и обращаясь к нам, объяснял: «Мне сказали: Дункан в «Эрмитаже». Я полетел туда…»
Айседора вновь погрузила руку в «золото его волос». Так они «проговорили» весь вечер на разных языках буквально (Есенин не владел ни одним из иностранных языков, Дункан не говорила по-русски), но, кажется, вполне понимая друг друга». 

Спустя какое-то время Дункан поняла, что её творческая карьера в Советском Союзе развивается не очень успешно. Танцовщица решила вернуться домой, в Америку. «Золотоголового» возлюбленного она хотела взять с собой, но с визой для него могли возникнуть проблемы. И тогда Изадора (так называл её Есенин) отступила от своего главного принципа: пара поженилась. Произошло это спустя полгода после знакомства

Новоиспечённые супруги расписались в Хамовническом загсе Москвы. По словам секретаря и переводчика Дункан, накануне церемонии она попросила его немного подправить дату рождения в её паспорте. «Это для Езенин, — ответила она. — Мы с ним не чувствуем этих пятнадцати лет разницы, но она тут написана… и мы завтра дадим паспорта в чужие руки… Ему, может быть, будет неприятно… Паспорт же мне вскоре будет не нужен. Я получу другой». И переводчик согласился. Так женой поэта стала женщина «всего» на 9 лет старше.

Однако семейная жизнь четы Есениных-Дункан (а оба супруга взяли двойную фамилию) не была безоблачной. Вскоре в поэте, который имел пристрастие к алкоголю, «проснулся» его бурный характер: он начал ревновать, бить Изадору и уходить из дома, забрав все свои вещи. Правда, вскоре возвращался — и всё начиналось заново. Айседора же каждый раз его прощала.

«Айседора имеет надо мной дьявольскую власть. На что мне она? Что я ей? Мои стихи… Мое имя… Ведь я Есенин… Я люблю Россию, коров, крестьян, деревню… А она любит греческие вазы. В греческих вазах мое молоко скиснет… И все-таки я к ней возвращаюсь» (С. Есенин)

Пара расписалась 2 мая 1922 года и в том же месяца покинула Союз. Айседоре предстояло отправиться на гастроли — сначала в Западную Европу, а затем в Штаты. Есенин повсюду сопровождал супругу. Однако путешествие не сложилось: оказалось, что за границей все воспринимали поэта лишь как «приложение» к несравненной Дункан, хотя на родине его чуть ли не боготворили. Ссоры и скандалы возникали всё чаще — как-то раз Айседора вызвала полицию, чтобы утихомирить буяна. По-видимому, пылкая влюблённость поэта начала сходить на нет — он позволял себе нелестно высказываться о жене, например, мог пожаловаться друзьям: «Вот пристала, липнет, как патока!»

Айседора Дункан и Сергей Есенин

В 1923-м, спустя чуть больше года после свадьбы, супруги вернулись в Москву. К тому времени отношения стали уже очень напряжёнными, и через месяц Айседора покинула Союз — на этот раз одна. Вскоре ей пришла телеграмма: «Я люблю другую. Женат. Счастлив. Есенин». Речь шла о Галине Бениславской — женщине, у которой он жил до знакомства с Дункан и у которой поселился сразу после возвращения. Правда, Есенин так и не женился на Бениславской — но Изадора этого не знала.

Так закончилась эта сложная и запутанная история любви. Айседора Дункан никогда не позволяла себе ни одного дурного слова в адрес своего единственного мужа. Весть о самоубийстве Есенина настигла её в Париже. Она признавалась, что потрясена, но «рыдала и страдала из-за него так много, что, мне кажется, исчерпала все человеческие возможности для страданий». Годом позже Дункан получила извещение из московского суда о том, что как официальная вдова поэта она наследует гонорары за все его стихи. Айседора отказалась от наследства в пользу матери и сестер Есенина. 
Прошло чуть меньше двух лет, 14 сентября 1927 года в Ницце Айседора Дункан села в машину, привычным жестом закинула за спину красный шарф. Через минуту великая танцовщица была мертва. Она не страдала  — бахрома шарфа зацепилась за заднее колесо гоночной машины, всего несколько поворотов — и голова Айседоры ударилась об борт, первый же оборот колеса сломал ей шею. 

Источники: Трубникова, Татьяна Юрьевна История любви Айседоры Дункан и Сергея Есенина [Текст] : [16+] / Трубникова Татьяна. — Москва: РИПОЛ классик, 2016. — 575 с.;

Дункан, Айседора Моя жизнь. Моя Россия. Мой Есенин [Текст] : воспоминания : перевод с английского / Айседора Дункан. — Москва : Политиздат, 1992. — 396, [1] с., [8] л. ил.;

Меньшенина, Елена История любви: Сергей Есенин и Айседора Дункан: Текст [электронный ресурс] / Елена Меньшенина // Аргументы и факты: электронное издание, 2014. — Режим доступа: https://aif.ru/culture/person/istoriya_lyubvi_sergey_esenin_i_aysedora_dunkan. — (дата обращения: 02.10.22);

Айседора Дункан и Сергей Есенин: ссоры и побои вместо романтики: Текст [электронный ресурс] // Voice: электронное издание, 2022. — Режим доступа: https://www.thevoicemag.ru/lifestyle/society/aysedora-dunkan-i-sergey-esenin-ssory-i-poboi-vmesto-romantiki/. — (дата обращения: 02.10.22)

Грэм Грин: шпион, ставший писателем

2 октября 1904 года родился Грэм Грин — один из самых успешных прозаиков ХХ века. Он прожил долгую авантюрную жизнь, написал множество романов, условно проходящих по разряду «шпионских», и создал героя, который ненавидит шпионаж и авантюры, но неизменно оказывается замешан и в том и в другом. 

Грэм Грин (1904-1991)

Грэм Грин принадлежит к числу воспитанников самого успешного литературного института ХХ века. Институт этот, сменивший несколько названий, известен как Секретная служба Великобритании, она же — MI6. Суммарными тиражами романов, написанных бывшими и действующими сотрудниками этой спецслужбы, вероятно, можно обернуть Землю несколько раз. 

 Конечно, английская разведка издавна способствовала развитию изящной словесности: можно вспомнить прямого предшественника Грэма Грина, литератора и разведчика Сомерсета Моэма, которого еще в начале ХХ века отправляли с деликатной миссией в революционную Россию. Но репутацию кузницы литературных кадров MI6 окончательно получит лишь во второй половине ХХ века, когда появятся кадровые агенты-литераторы Джон Ле Карре и Фредерик Форсайт.

Даже на их фоне Грэм Грин, прослуживший в MI6 всего лишь около трех лет в годы Второй мировой войны и пришедший туда уже автором бестселлеров, выглядит впечатляюще со своими миллионными тиражами и десятками голливудских экранизаций — а Грин один из самых часто экранизируемых авторов ХХ века. И к тому же автор с наибольшим числом номинаций на Нобелевскую премию по литературе за всю ее, премии, историю. Правда, лауреатом Грин так и не стал, для Нобелевского комитета его книги были слишком detective stories. Тем не менее, оставаясь автором жанровым, он, бесспорно, принадлежит к миру «большой» литературы.

Его романы действительно выглядят политическими, остросюжетными и детективными, однако сам их жанр — это часть сюжета, а не внешняя его рамка. И образцы этого жанра Грин демонстрирует лишь для того, чтобы последовательно их демонтировать на наших глазах. Мир тайной политики и бесследных исчезновений, мир повстанческих лагерей и полицейских участков, зашифрованных писем, конспиративных квартир и тайников с оружием — весь он целиком лишен у Грина какой бы то ни было загадочности и привлекательности. Это всегда в лучшем случае неприятное, а чаще отвратительное и, главное, абсолютно бессмысленное место.

Кем бы ни были герои его романов и в какие бы серьезные передряги ни попадали, они никогда не бывают именно что героями, сверхлюдьми со сверхспособностями и призванием. Все они в каком-то смысле анти-Бонд. Агент секретной службы, по Грину,— это незаметный чиновник Кэсл из «Человеческого фактора»: человек, давно похоронивший романтические иллюзии и хорошо знающий, что за любым большим политическим заявлением стоит очень мелкая и очень корыстная цель, а чаще всего множество разных корыстных целей, друг другу безнадежно противоречащих.

Этот, вполне автобиографический, сквозной сюжет недаром возникает у английского автора, родившегося через три года после смерти королевы Виктории и умершего через полтора года после падения Берлинской стены. Герои и вечные двойники Грэма Грина — обедневшие и изрядно поизносившиеся потомки роскошных и самоуверенных имперских колонизаторов, в новом времени часто вынужденные зарабатывать на жизнь в бывших колониях наравне с их местными обитателями, уворачиваясь при этом от неприятных приключений, которые поджидают справа и слева. Это новые трикстеры, которые успешно и самозабвенно скрывают свои вполне традиционные добродетели, добродетели воина и джентльмена, не только от окружающих, но и от самих себя. Однако в решающий момент трикстер все же оказывается героем, как правило, против собственной воли — и для его выживания лучше, чтобы его героизма не заметил никто, кроме читателя. Правда, даже в самые отчаянные минуты герой Грина не пытается спасти мир: во-первых, это выглядит нелепо, а во-вторых, он точно знает, что спасать этот мир незачем и поздно. Но, как говорил другой литератор и состоявшийся Нобелевский лауреат, отдельного человека спасти всегда можно.

Книги Г. Грина

Профессия главного героя в романах Грина — это всегда что-то «не то». Иногда — маскировка, прикрытие какой-то другой деятельности, иногда — что-то случайное, выбранное из чистой необходимости зарабатывать на жизнь. Так, торговец пылесосами в романе «Наш человек в Гаване» и пылесосами торгует по чистому стечению обстоятельств, и секретным агентом становится по недоразумению.

Один из немногих персонажей Грина, для которого работа равна призванию,— странствующий священник в романе «Сила и слава», первой книге, которая принесла ему большой успех. Но и здесь есть фактор «не того»: священник занимается запрещенной деятельностью, за нее он платится жизнью, и его призвание — оно же и его проклятье, груз, от которого он очень хочет, но не может избавиться.

На самом же деле никакой настоящей профессии и никакого призвания у человека во вселенной Грина не существует — предоставленный самому себе и оставленный в покое, он будет просто сидеть на веранде с книгой и со стаканом виски в руках. Повторяющиеся моменты счастливого неучастия ни в чем и есть та самая настоящая жизнь, которую его герои так не хотят потерять и которая всегда находится под угрозой. А работа всего лишь функция войны за эту жизнь.

«Тихий американец», 1955
— А вы на самом деле хотите знать, кто его убил?
— Нет,— сказал Виго.— Я должен отчитаться, вот и все.

«Человеческий фактор», 1975
Порою — и с каждым годом все чаще — ему хотелось стать стопроцентным конформистом, подобно тому как человеку иного склада хочется перевернуть мир, выступив в Палате лордов.

Чужая страна в состоянии переворота, гражданской войны, революции — естественная среда обитания героев Грина. Сам он путешествовал всю жизнь — и до своей «стажировки» в MI6, и во время, и после нее. Целью его путешествий были страны экзотические и неспокойные — Мексика, Либерия, Гаити, Вьетнам, Сьерра-Леоне, они же станут и местом действия его романов. Любое такое место действия у Грина источает своеобразный морок, оно внимательно рассмотрено и детально описано чужим, неместным взглядом. Даже если герои живут здесь годами, это не их дом, а временное жилище, в котором пол ходит под ногами, а звуки взрывов и выстрелов — самое обычное дело.

Кстати, пропутешествовав большую часть своей жизни, последние годы Грэм Грин провел в тишайшем швейцарском Веве, где был соседом и большим другом Чарли Чаплина. Его герои до такого идиллического финала не доживали.

«Сила и слава», 1940
…десять часов вниз по реке до порта, сорок два часа по заливу до Веракруса — это единственный путь к свободе. На севере — болота и реки, иссякающие у подножия гор, которые отделяют их штат от соседнего. А на юге — только тропинки, проложенные мулами, да редкий самолет, на который нельзя рассчитывать. Индейские деревни и пастушьи хижины. Двести миль до Тихого океана.

Кроме романов Грин также писал пьесы и сочинения, которые также хорошо принимались читателями, хотя его всё равно воспринимали как романиста. Первую свою пьесу он издал в 1953.

Как рассказывали его друзья, Грин каждый день писал ровно 500 слов чернильной ручкой в чёрном кожаном блокноте. Как только слов становилось ровно 500, он откладывал перо, закрывал блокнот — и всё, в тот день он больше к ним не притрагивался.

«Тихий американец», 1955
Я не могу себя чувствовать спокойно (а ведь покой — это единственное, чего я хочу), если кто-нибудь страдает,— страдает зримо, слышимо или осязаемо. Вольно простакам принимать это за отзывчивость; но ведь все, что я делаю <…>, сводится к отказу от маленького блага ради значительно большего блага: душевного покоя, который позволит мне думать только о себе.

Грэм Грин умер 3 апреля 1991 года в возрасте 86 лет и его последними словами были: «Ну почему же это тянется так долго!»

Незадолго до смерти в беседе с доктором Грэм Грин сказал: «Я и так почетный доктор Оксфорда, Кембриджа, МГУ и еще десятка университетов, обладатель ордена Почетного легиона. Не хватает только Нобелевской премии, но о ней, скажу вам по совести, я давно перестал думать: меня так часто выдвигали, а потом прокатывали, что это даже оскорбительно. Говорят, меня терпеть не может председатель нобелевского комитета, ну да Бог ему судья, а мне все равно. Я не хочу больше жить, ни к чему, все уже позади, остались только усталость и вопросы, вопросы, сплошные вопросы…»

Источники: Федянина, Ольга Честный человек под прикрытием: Текст [электронный ресурс] / Ольга Федянина // Коммерсантъ: электронное издание, 2021. — Режим доступа: https://www.kommersant.ru/doc/4741401. — (дата обращения: 01.10.22);

Грэм Грин — биография: Текст [электронный ресурс] // The Person: истории людей и компаний: сайт, 2022. — Режим доступа: https://theperson.pro/grehm-grin/. — (дата обращения: 1.10.22)

Игротека в библиотеке

1 октября в городской библиотеке играли в настольные игры.

Фитнес мозга

1 октября в городской библиотеке — тренинг-практикум «Фитнес мозга».

Фото и Видео: Мой город в объективе

30 сентября участники библиотечного кружка «Фото и Видео: Мой город в объективе» посетили «Выставочный зал наукограда Черноголовка». Виктор Николаевич Денисов специально для участников клуба подготовил лекцию-презентацию «Место русского языка среди других народов мира». Участники мероприятия познакомились с классификацией языков народов мира по языковым семьям, узнали основные алфавиты мира и особенности и отличия русского языка. Была проведена викторина «Кто знает, почему мы так говорим?» В конце лекции был показан занимательный  видеоролик «С русским языком можно творить чудеса», который  всех заставил улыбнуться.

Библиотека, книжка, я

Каждый год сотрудники Городской Черноголовской Библиотеки встречают новых читателей и проводят экскурсии для всех желающих.

30 сентября нас посетили самые маленькие читатели из детских садов «Солнышко» и «Росинка».

Библиотечный экспресс «увлек» ребят в путешествие по книжному городу, чтобы познакомить с основными правилами пользования библиотекой.

Ребята узнали о том, как можно записаться в библиотеку, что такое «абонемент», «читальный зал» и чем они отличаются. Также детям рассказали о там, как правильно выбирать книги. О том, по какому принципу книги располагаются в библиотеке, что у каждой книги есть свое место на книжном стеллаже, где она должна храниться, чтобы любой человек, желающий прочитать данную книгу, мог самостоятельно её найти. Выбранную из огромного разнообразия книгу, можно взять только после записи в формуляр читателя. После прочтения книга должна быть возвращена в нужный срок в целости и сохранности.

Герои любимых книг задавали маленьким читателям каверзные вопросы и загадки, на которые они с удовольствием отвечали.

Философский пароход

29 сентября 1922 года из Петрограда отплыл пароход, получивший известность, как «философский пароход».

В Советской России происходило беспрецедентное в мировой истории событие. В 1922 году из страны изгонялись наиболее образованные, творческие и талантливые люди. Погрузка пассажиров проходила с пристани на Васильевском острове в Петрограде. Она длилась часы из-за тщательной и унизительной процедуры досмотра отплывающих. Все пассажиры перед заходом на борт должны были пройти поодиночке через контрольную камеру для опроса и обыска, который производили чекисты. Пароход шел в Германию. Провожать друзей пришло много петербуржцев. Атмосфера царила невеселая.

Дмитрий Пантюхин «Философский пароход»

Русская интеллигенция в своем большинстве не приняла революцию, так как осознавала, что насильственный переворот обернется для страны трагедией. Именно поэтому она и составляла угрозу для большевиков, захвативших власть насилием. По этой причине Лениным было принято решение о ликвидации интеллигентов посредством, сначала высылок, а потом беспощадных репрессий и чисток.

Среди изгнанных из России были известные философы: С.Л. Франк, Л.П. Карсавин, С.Н. Булгаков, А.А. Боголепов, И.А. Ильин, С.Е. Трубецкой, историк А.В. Флоровский, физиолог Б.П. Бабкин, писатель М.А. Осоргин. Высылали также профессоров, ректоров Московского и Петроградского университетов. Изгнали из России и одного из блестящих философов XX века Николая Бердяева.

Н.А. Бердяев был одной из центральных фигур движения веховцев, появившегося в России в начале XX века. Программный их сборник Ленин в 1909 году охарактеризовал как «энциклопедию либерального ренегатства». Лозунгу классовой борьбы за социальную справедливость веховцы противопоставили принцип «защиты личности», спасение «в своем внутреннем духовном мире». В 1920 году Бердяев был допрошен лично Дзержинским по делу о так называемом Тактическом центре, к которому непосредственного отношения философ, конечно, не имел. Однако на допросе он открыто выказывал свое отношение к коммунистической идеологии. Николай Александрович Бердяев критиковал большевизм, прежде всего, с религиозных позиций, как учение отрицающее личность. Хотя, надо сказать, философ до последнего не верил, что ему придется покинуть Россию.

Лев Троцкий, нарком по военным делам, так прокомментировал эту акцию:

«Мы этих людей выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно».

Под высылку специально подготовили законодательную базу. В Уголовный кодекс была срочно введена статья «О праве замены расстрела высылкой за границу по решению ВЦИК (на срок или бессрочно)…расстрел за неразрешенное возвращение из-за границы». Каждый, подлежащий высылке, давал такую подписку:

«Дана сия мною… Государственному Политическому Управлению в том, что обязуюсь не возвращаться на территорию РСФСР без разрешения органов советской власти. Статья 71 Уголовного кодекса РСФСР, карающая за самовольное возвращение в пределы РСФСР высшей мерой наказания, мне объявлена, в чем и подписываюсь».

Некоторых высылаемых поздравляли: дескать, уезжаете отсюда в цивилизованную Европу. Но для них самих это была огромная жизненная трагедия. Как в Древней Греции, где существовало особое наказание — остракизм, которое предполагало высылку людей из Афин на отдаленные острова, например на Родос. Это считалось самым ужасным наказанием, тяжелее даже смертной казни, ведь смертная казнь отнимает жизнь, а остракизм — честь. Такое же гнетущее ощущение бесчестья было у многих пассажиров «философского парохода».

Чуть позже в письме к Сталину Ленин написал:

«Комиссия…должна предоставить списки, и надо бы несколько сот подобных господ выслать за границу безжалостно. Очистить Россию надолго… Всех их – вон из России…»

За первым пароходом последовал второй. Позже для тех, кто не приглянулся советской власти, альтернативы – эмиграция или смерть – уже не было. Сначала большинство изгнанников попали в Германию, но со временем почти все перебрались в Париж, который стал центром русской эмиграции. Благодаря своему высокому профессиональному уровню все они нашли возможность успешно работать. Они продолжили создавать культурные и научные ценности, ставшие достоянием Европы и Америки.

Н.А. Бердяев издал много трудов, был признан крупным европейским мыслителем. Питирим Сорокин стал профессором Гарвардского университета и основоположником мировой социологии. С.Л. Франк, русский религиозный философ, внес большой вклад в развитие социальной психологии и гносеологии. Старейший микробиолог, профессор С.Н. Виноградский успешно работал в институте Пастера, сделал ряд открытий, заложил основы новых направлений в агробиологии и был избран членом Парижской Академии наук. Своей родине эти люди оказались не нужны…

Нельзя сказать, что «философские пароходы» увезли из страны лучшие умы, что произошла катастрофическая утечка умов. По словам Алексея Козырева, «философский пароход» — это символ расставания общества со своей интеллигенцией. «Счет людей, покидавших страну в эти годы, — добровольно или насильственно, — шел на миллионы. А если прибавить к ним жертв Гражданской войны, красного террора, эпидемий и голода, интеллектуальный урон, нанесенный революцией, в сотни, даже в тысячи раз превосходит потери, нанесенные высылкой «философских пароходов». К их пассажирам действительно отнеслись еще «по-большевистски гуманно». Им оставили возможность жить и работать». (А.П. Козырев)

Источники: Козырев, Алексей Павлович Философский пароход: как помощь голодающим Поволжья обернулась арестом и высылкой помогавших: Текст [электронный ресурс] / Алексей Козырев, Тихон Сысоев // Фома: электронный журнал, 2017. — Режим доступа: https://foma.ru/filosofskiy-parohod-kak-i-zachem-bolshevistskaya-vlast-izbavlyalas-ot-myisliteley-intelligentov.html. — (дата обращения: 28.09.22);

28 сентября в истории. Философский пароход: Текст [электронный ресурс] // Семья и вера: сайт, 2019. — Режим доступа: https://semyaivera.ru/2019/09/29/29-sentyabrya-v-istorii-filosovskij-parohod/?doing_wp_cron=1664363582.0791440010070800781250. — (дата обращения: 28.09.22)

Афиша

04.10.2022. «Про зверят – для ребят!» — книжная выставка, беседа к Международному дню защиты животных. Ботовская сельская библиотека.

04.10.2022. Экскурсия в библиотеку. Детский отдел.

05.10.2022. Международный день улыбки: «День читательской улыбки» — библиотечный урок. Макаровская сельская библиотека.

07.10.2022. Детское чтение: Читаем вместе, читаем вслух: К. Чуковский «Мойдодыр». Макаровская сельская библиотека.

08.10.2022. «Мне имя — Марина»- видео-летопись к 130-летию М. Цветаевой (онлайн). Детский отдел.

Студия «Художественное слово»

Занятия студии по понедельникам с 15:30

Курсы Компьютерной грамотности

Занятия проводятся по вторникам  с 11:00

Клуб «В кругу друзей»

Занятия клуба по вторникам с 19:00

Черноголовский историко-краеведческий клуб

Заседания один раз в месяц

Время работы

Библиотека обслуживает читателей:
Понедельник с 9:00 до 19:00, обед с 13:30 до 15:00;
Вторник с 9:00 до 19:00, обед с 13:30 до 15:00;
Среда с 9:00 до 19:00, обед с 13:30 до 15:00;
Пятница с 9:00 до 19:00, обед с 13:30 до 15:00;
Суббота с 12:00 до 18:00,без обеда
Четверг, воскресенье — выходные дни
Последняя суббота месяца — санитарный день

Телефоны:
Директор 49-512;
Абонемент 2-22-89;
Детский отдел 2-56-21
Электронная почта: chrg_library@mosreg.ru

График работы Ботовской сельской библиотеки:
Вторник – с 11:30 до 19:00, обед с 14:30 до 15:00
Среда — с 11:30 до 19:00, обед с 14:30 до 15:00
Четверг — с 10:30 до 19:00, обед с 14:30 до 15:00
Пятница — с 11:30 до 19:00, обед с 14:30 до 15:00
Суббота — с 11:30 до 19:00, обед с 14:30 до 15:00
Воскресенье, понедельник – выходные дни
Последний четверг месяца — санитарный день

График работы Макаровской сельской библиотеки:
Вторник — с 11:00 до 19:00, обед с 14:00 до 15:00
Среда — с 11:00 до 19:00, обед с 14:00 до 15:00
Четверг — с 10:00 до 19:00, обед с 14:00 до 15:00
Пятница — с 11:00 до 19:00, обед с 14:00 до 15:00
Суббота — с 11:00 до 19:00, обед с 14:00 до 15:00
Воскресенье, понедельник – выходные дни
Последний четверг месяца — санитарный день

Календарь

Октябрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Архив

Яндекс.Метрика